• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
09:05 

Цитата

Ipse dixit
— Ожидание, — сказал Шик, — это прелюдия в минорной тональности.

Борис Виан, "Пена дней"


@темы: цитата

11:06 

И скучно и грустно

Ipse dixit
И скучно и грустно, и некому руку подать
В минуту душевной невзгоды...
Желанья!.. что пользы напрасно и вечно желать?..
А годы проходят - все лучшие годы!

Любить... но кого же?.. на время - не стоит труда,
А вечно любить невозможно.
В себя ли заглянешь? - там прошлого нет и следа:
И радость, и муки, и всё там ничтожно...

Что страсти? - ведь рано иль поздно их сладкий недуг
Исчезнет при слове рассудка;
И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг -
Такая пустая и глупая шутка...


М. Ю. Лермонтов


@темы: стихи

14:07 

Это время хохочет...

Ipse dixit
Я слышу шепот ее губ,
Тонкий запах духов,
Я слышу шорох платья
И звуки шагов.
Когда она спит
Я слышу то,
Что ей снится,
Я даже слышу,
Как она
Поднимает ресницы
И если вдруг она в подушку
Ночью тихо заплачет,
Я сосчитаю сколько слез
От меня она прячет.
А сейчас ее нет,
Она куда-то ушла.
И ничего не происходит
Тишина…



@музыка: Дельфин

@темы: стихи

23:21 

Полчаса до...

Ipse dixit
Непроглядная темень на улице, барабанящий дождь по окну, похоже пришла весна. Хотя сейчас это всё и выглядит пасмурно и сыро, но наступающее время года обязательно возьмёт своё. Удивительно, но именно сейчас мне в голову пришли воспоминания о весне 2004 года. Я отлично помню, как по началу было так же мерзко, но вскоре, в ясный солнечный день мир заиграл совершенно другими красками и настроением. Я помню бегущий по улице старый трамвай, я помню яркое тёплое солнце и весёлые ручьи от таящего снега, бегущие по небольшой улице города Дзержинска. Это было удивительное время надежд и предвкушения кое-чего очень важного. И я хочу оставить это воспоминание таким, какое оно сейчас, до конца.


@темы: Мысли

23:23 

Конце Времён

Ipse dixit
14:28 

Жан Поль Сартр

Ipse dixit
"Другие это Ад"(С)

пьеса "За закрытыми дверями"


@темы: цитата

17:49 

Говард Лавкрафт

Ipse dixit
Не мертв, кого навек объяла тьма.
В пучине лет умрет и смерть сама.


Страх — самое древнее и сильное из человеческих чувств, а самый древний и самый сильный страх — страх неведомого.


@темы: Лавкрафт

21:53 

Демон нашего времени

Ipse dixit
15 октября исполнилось 200 лет со дня рождения М. Ю. Лермонтова. В истории русской литературы Лермонтова отчётливо
оттеснили на второе место после Пушкина, сделав его, очевидно, «луной русской поэзии».

Вообще, к Лермонтову отношение как бы с чувством неловкости. Он не восклицал: «Да здравствует солнце, да здравствует
разум!». Не гнал позитивный банал, который считается критерием «бесспорности». Напротив, был очень мрачен, был носителем
демонического тренда (пожалуй, впервые в российской словесности). Мережковский считал, что Лермонтов предвосхитил Ницше
в концепции сверхчеловека. Причём у Михаила Юрьевича она получилась едва ли не глубже! На самом деле позиция Лермонтова
для русского поэта того времени уникальна: он отмежёвывался от тех образцов, за следование которым иные дорого бы дали.
«Нет, я не Байрон...». Пушкин ни разу не сказал, что вот я, мол, не тот-то (какой-нибудь французский поэт второго ряда). Он понимал,
что многим обязан именно французской поэзии и даже в лицейские годы сочинял по-французски. А Лермонтов с ходу: «Я — другой...».

Удивительна лермонтовская проза. Он писал примерно в те годы, когда в Европе творили Шарль Нодье, Арним фон Брентано и
другие романтики. Кьеркегор написал свой философский роман в письмах, считающийся великим. Сегодня этих западных классиков,
если честно, невозможно читать. Особенно Кьеркегора. Ужасно скучно. Лермонтов читается так свежо и остро, как никакой Коэльо и
Мураками, изображающие из себя современных классиков.

Его тексты лингвистически не устарели. Достаточно положить рядом с его «Героем» воспоминания или художественные произведения
его же современников о кавказской войне — всё станет понятно! С одной стороны, унылое пережёвывание банальности в формате
тогдашней культурной матрицы, с лермонтовской же абсолютно личное, взрывное, уникальное видение.

Не навязываю мнение, но для меня Лермонтов поэт № 1. Раз и навсегда. Он противостоит принципиально Пушкину, тот был человеком
системы. Лермонтов сознательно и до конца антисистемен. Конечно, по большому счёту не обязательно ему было быть таким «плохишом»
в быту. Необязательно было провоцировать беднягу Мартынова. Можно было стоять на платформе антисистемности, как бы ни сходя до
мелких гадостей. Но Лермонтов был цельным человеком. И его агрессивный «плохишизм» это не умаление его фигуры, а напротив — следствие
масштаба. Против течения — во всём! Благодаря фундаментальной антисистемности Михаил Юрьевич удостоился по смерти высшей похвалы
от российского государя: «собаке собачья смерть». Пушкину долги платит, а Лермонтова провожает из этого мира с проклятием. Это дорогого стоит.

И ещё одно. Именно в Михаиле Юрьевиче проступает контур «русских мальчиков», так глубоко понятых и прописанных Достоевским. Хотя
сам Достоевский на сознательном плане этого не увидел, и Лермонтова, вроде бы, по заслугам не оценил. Сейчас через 200 лет становится
понятным, что так глубоко как Михаил Юрьевич не капнул никто. Поистине, чисто русский глашатай сверчеловечества!

16 октября 2014 ГД


@темы: ГД, статьи

22:30 

Цитата

Ipse dixit
Не подлежит сомнению, что развитие идёт в направлении к одному-единственному тресту всемирному, поглощающему все без исключения предприятия и все без исключения государства. Но развитие идёт к этому при таких обстоятельствах, такими темпами, при таких противоречиях, конфликтах и потрясениях — отнюдь не только экономических, но и политических, национальных и пр. и пр., — что непременно раньше, чем дело дойдет до одного всемирного треста, до «ультраимпериалистического» всемирного объединения национальных финансовых капиталов, империализм неизбежно должен будет лопнуть, капитализм превратится в свою противоположность
(С)


Ленин В.И., декабрь 1915


@темы: цитаты

22:18 

Золото

Ipse dixit
Пара собственных фото на тему осени!




@темы: осень

16:04 

Осень

Ipse dixit
Золото сыплется с усталого дерева -
Тут же ветер ворует то, что было потеряно,
Он хватает, что попадя, сильной лапою хищника,
И тянут деревья руки-ветки, как нищенка.


Дельфин


@темы: стихи, осень

23:19 

Кладбище у моря

Ipse dixit
ПОЛЬ ВАЛЕРИ
(1871-1945)




“Ищи себе, смертный, у богов уменья по уму,
ступени по стопе, помни, в какой мы доле.
Не пытай бессмертия, милая душа –
обопри на себя лишь посильное”.
Пиндар, III Пифийская песнь, 59 – 63.
(Перевод М. Л. Гаспарова).

Спокойный кров среди гробниц и пиний,
Где ходят голуби, где трепет синий;
Здесь мудрый Полдень копит пламена,
Тебя, о море, вновь и вновь слагая!
Внимать покой богов – сколь дорогая
За долгость мысли плата мне дана!

Как тонок труд молниевидных вспышек,
Сжигающих алмазных искр излишек,
Какая тишь на пенах зачата!
Возляжет солнце над пучиной водной –
Твореньем чистым истины исходной
Мерцает Время, явствует Мечта.

Минервин храм, сокровище, отрада,
Спокойства обозримая громада,
Надменный Зрак, и огнен, и суров,
Завесы чьи над толщей сна владычат!
Мое молчанье!.. Златочерепитчат
В душе воздвигнутый, Великий Кров.

Над Времени обзорною вершиной
Стою, вместив её во вздох единый,
Во взор морской – вбираю небосвод;
О круг богов, мой высший дар приемли –
Бестрепетные искры, что на земли
Верховное пренебреженье шлет.

Как для плода нет радости безбрежней,
Чем в сладость обратить свой облик прежний –
Вот он вошел в уста, и вот исчез, –
Так я вдыхаю дым, которым буду;
Душе сгоревшей внятен отовсюду
Прибой, представший пением Небес.

О Небо, вот я пред тобою ныне!
От праздности могучей, от гордыни
Себя отъемлю и передаю
Пространствам озарённым и открытым;
Скользящей хрупко по могильным плитам
Я приучаюсь видеть тень свою.

Душа, пред факелами равноденства
Предстань сиянью мудрого блаженства,
Оружью света ныне дай ответ,
Стань первой вновь, стань изначально чистой,
Узри себя!.. Но перед мраком выстой,
С которым власть над миром делит свет.

Лишь для меня, и лишь во мне едином,
Под сердцем, в роднике стиха глубинном,
Меж пустотой и чистым бытиём,
Величье, знаю, эхом отзовётся,
Чтоб горький сумрак гулкого колодца
Звенеть остался в будущем моём.

Ты знаешь ли, лжеузник сонной пущи,
Залив, решётки скудные грызущий
Слепящих тайн моих закрытых глаз –
Чью плоть ничтожишь утлым приговором,
К земле костистой гнёшь чело, в котором
О мёртвых просверк мысли не угас.

Утешен я священным сим отрезком
Земли, что напоён бесплотным блеском,
Где светочей господствует волшба, –
Здесь всё одето в камень, злато, хвою,
Здесь мрамор тенью шевелит живою,
И море стережет мои гроба.

Ты, псица полыхающего солнца,
Гони отсюда идолопоклонца,
Когда, блюдя пастушеский урок,
Пасу моих могил спокойных стадо –
Здесь робким голубям бывать не надо,
И любопытство ангелов не впрок.

Здесь будущему празднствовать так просто
Изглодана цикадами короста.
Здесь мир жарою пожран и угрюм,
Как вышедший из пламенного горна:
Небытием пьяна, здесь жизнь просторна,
И горечь сладостна, и ясен ум.

Спят мертвецы, – к их тайне благосклонно
Земли от зноя высохшее лоно;
Недвижен Полдень и самозабвен
Там, наверху, в пленительном безделье...
Чело, и совершенное очелье,
Я – смысл твоих глубинных перемен.

Лишь я служу тебе противоречьем,
Раскаяньем и страхом человечьим –
Алмаза твоего изъян живой,
Но, мрамором придавленный в дремоте,
В корнях дерев народ, лишённый плоти,
Уже неспешно сделал выбор свой.

Расплавленный отсутствием всецелым,
Стал красной глиной облик, бывший белым, –
Отъятой жизни дар – цветком возрос!
Где всё, что было некогда привычным,
Единственным, неповторимо личным?
В глазах – личинки ныне вместо слёз.

Стон девушки, заласканной в щекотке,
Уста, и миг стыдливости короткий,
Трепещет грудь в пленительном жару,
Кровь на губах, измученных защитой,
Последний дар, еще ладонью скрытый –
Всё станет прах, и вновь пойдёт в игру.

Ужель, душа, ты тянешься к покою,
Ко сну, который ни волной морскою,
Ни золотом обманно не цветёт?
В пар обратясь, возобновишь ли пенье?
Нет! Всё течёт! Святое нетерпенье
Иссякло, – бытие полно пустот.

Скелет-бессмертье, чёрный с позолотой,
Ты манишь в смерть с отеческой заботой,
Ты лавры на чело не зря снискал –
Благочестива хитрость, ложь прелестна!
Но истина конечная известна –
Смеющегося черепа оскал.

Вы, пращуры, вы ныне персть земная,
Что спит, стопы идущих препиная,
Под них главы пустые подложив, –
Червь подлинный вам угрожать не может,
Он ничего под плитами не гложет,
Он лишь во мне, он только жизнью жив!

Любовью ли, иным огнём сугубым
Снедаем он, разящий тайным зубом –
Как ни зови его, итог един:
Он видит, алчет, мыслит, – год за годом
Он числит плоть мою своим феодом,
Он ведает – кто раб, кто господин.

Зенон Элейский, о Зенон жёстокий!
Меня ли ты в назначенные сроки
Стрелою нелетящей поразил?
Рождённый звуком, я простерт во прахе.
Ах! солнце... Жуткой тенью черепахи
Душе недвижный кажется Ахилл.

Нет, нет! Воспрять – и выжить в эрах новых!
Довольно, плоть, тебе дремать в оковах!
Вливайтесь прямо в грудь мою, ветра!
Мне душу и верни, и распечатай,
О море!.. О прибой солоноватый,
С тобою слиться мне пришла пора!

Да! Ты, о море, – бред, лишённый меры,
Хитон дырявый на спине пантеры,
Весь в идолах солнцеподобных звёзд, –
Мятеж, молчаньем налитой до края,
Сверхгидра, что пьянеет, пожирая
Свой собственный, свой ярко-синий хвост.

Крепчает ветер!.. Значит – жить сначала!
Страницы книги плещут одичало,
Дробится вал средь каменных бугров, –
Листы, летите! Воздух, стань просторней!
Раздёрнись, влага! Весело раздёрни
Спокойный кров – кормушку кливеров!


Перевод с французского Е.Витковского

@темы: стихи

17:04 

Бытие

Ipse dixit
Человек интуитивно жаждет быть на Земле «зачем-то». Иными словами, ему нужна миссия. Как бы он не был замордован обыденной жизнью, все равно в нем живет потребность того, чтобы его жизнь была «не просто так». Именно это люди пытаются выразить, когда начинают толковать о патриотизме и национальных интересах: таким образом они пытаются апеллировать к истории. Одно из серьезнейших преступлений современного общества против живущих в нем людей — это исключение их из истории. Рассуждение о конце истории — это высокобровое умничание профессора, предназначенное для элит. Для них история «уже кончилась» или «еще не кончилась» в том смысле, что есть вопрос: окончательно ли власть имущие подмяли под себя все человечество или еще нет? Остальное же человечество стоит на грани того, чтобы выпасть из истории в буквальном смысле слова — стать «никем», превратиться в «живущих просто так». И только на окраинах этой человеческой туманности вспыхивает отчаянная борьба за пребывание в сфере смысла, обладание миссией, причастность к истории.
ГД

12:00 

Философия

Ipse dixit
Человечество не представляет собою развития к лучшему, или к сильнейшему, или к высшему, как в это до сих пор верят.
«Прогресс» есть лишь современная идея, иначе говоря, фальшивая идея. Теперешний европеец по своей ценности
глубоко ниже европейца эпохи Возрождения…

Человек «современных идей», эта гордая обезьяна, страшно недоволен собой – это неоспоримо. Он страдает, а его тщеславие
хочет, чтобы он только «со-страдал»

Я знаю свой жребий. Когда-нибудь с моим именем будет связываться воспоминание о чем-то чудовищном – о кризисе, какого
никогда не было на земле, о самой глубокой коллизии совести, о решении, предпринятом против всего, во что до сих пор верили,
чего требовали, что считали священным. Я не человек, я динамит.

Кто сражается с чудовищами, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем. И если ты долго смотришь
в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя.


Фридрих Ницше


@темы: философия, цитаты

11:50 

Карл Маркс

Ipse dixit
Отчуждение труда

читать дальше


10:13 

Повседневность

Ipse dixit
Бывает так, что привычные декорации рушатся. Пробуждение утром, трамвай, четыре часа в конторе или на заводе,
обед, трамвай, четыре часа работы, ужин, сон — понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, суббота, все в том же
ритме... И однажды, когда мозг мой, достиг предела усталости, в нем вдруг проскальзывает: а зачем все это унылое
круговращение ради круговращения? И есть ли в нем хоть капля смысла? Ведь так изо дня в день до пенсии, а там
уж и до могилы рукой подать...

Альбер Камю

@темы: цитаты

12:35 

Митрополит Антоний Сурожский

Ipse dixit
Один анонимный подвижник XI века, который оставил довольно мало писаний, но интересных, говорит: Если мы имеем право по справедливости,
согласно Священному Писанию, называть Христа Словом Божиим, то мы можем сказать, что Бог - это то Бездонное Молчание, из которого Оно
рождается в чистоте... И это очень важно, потому что связь между словом и молчанием имеет огромное значение. Один из подвижников Церкви
эпохи отцов пустыни, Авва Памво, был как-то призван своими братьями сказать приветственное слово навещающему их епископу. Он отозвался:
Я ему ничего не скажу... - Почему? - Потому что если он не может понять моего молчания, ему никогда не понять моих слов...

Мы обманываемся, когда думаем, что общаемся друг с другом через слово. Если между нами нет глубины молчания, слова ничего не передают, -
это пустой звук. Понимание происходит на том уровне, где два человека встречаются глубинно именно в молчании, за пределом всякого словесного
выражения. И вот о Христе этот монах говорил, что Он - Слово, которое до конца выражает содержание такого молчания. Не слово, которое
рождается из внутренней тревоги (как часто мы говорим не из глубины, а от какой-то поверхностной ряби в нашей душе), а то слово, которое рождается,
когда, говоря из человеческого опыта, человек или сам войдет внутрь, в глубокую молчаливость, или когда, бывает, нам дается молчание. Когда вдруг
на нас, как благодать, сходит такая тишина, такая внутренняя умиротворенность и молчание, что если два человека охвачены таким молчанием, они
сначала не могут даже говорить друг с другом, потому что сознают, что любое слово разобьет это молчание, оно разлетится вдребезги с ужасным
треском, и ничего не останется.

Но если себе дать молчать дальше и дальше, то можно вмолчаться в такую тишину, когда знаешь, что теперь, на этой глубине молчания, можно
говорить, не нарушая его, а придавая ему словесную форму. И вы наверное замечали, как тогда говоришь тихо, спокойно, как выбираешь слова,
как ничего не оставляешь случайности и лучше оставляешь что-нибудь недосказанным, чем пересказанным; потому что каждое слово должно быть
правдой о том, что содержит молчание."

Картина: Matteo Arfanotti


22:06 

Капитал

Ipse dixit
Капитал возникает лишь там, где владелец средств производства и жизненных средств находит на рынке
свободного рабочего в качестве продавца своей рабочей силы.
Капитал — это не вещь, а определённое, общественное, принадлежащее определённой исторической
формации общества производственное отношение, которое представлено в вещи и придаёт этой вещи
специфический общественный характер. Капитал — это не просто сумма материальных и произведённых
средств производства. Капитал — это превращённые в капитал средства производства, которые сами
по себе столь же являются капиталом, как золото или серебро сами по себе — деньгами.
Обеспечьте 10% прибыли, и капитал согласен на всякое применение; 20% – становится оживленным;
50% – готов сломить голову; 100% – попирает ногами все законы; 300% – нет такого преступления, на
которое он не рискнул бы хотя бы под страхом виселицы.


Карл Маркс



@темы: цитаты

14:26 

Ipse dixit
Пророки приходят для того, чтобы низвергнуть тиранию иерократии. Они приходят из противоположного конца реальности к обездоленному.
Когда две этих составляющих, «плюс» и «минус» гнева — гнев божий и гнев угнетенных — встречаются, — вспыхивает взрыв. Это религиозная
революция, которая есть единственно возможная, подлинная революция. И якобинские революции, устраиваемые попами, лишь пародируют
архетипические подлинные религиозные революции. Подлинная революция — это революция Моисея, это революция Христа, это революция
Мухаммеда. До них — это революция Авраама. А якобинская революция есть некая сюжетная имитация, но политтехнологически грамотная.
Если обездоленные на поверхности земли и титаны, ворочающиеся в ее недрах, испытывающие глубокую нечленораздельную ненависть к
олимпийцам, являются естественными союзниками пророков, то торгаши, третье сословие — естественные союзники жрецов. Буржуазия и
церковь находятся в неразделимом союзе.

ГД


@темы: цитаты

11:16 

Мсье Ибрагим и цветы Корана

Ipse dixit
... Человеку, которому Бог сам не открыл жизнь, книга ничего не откроет

Э.-Э. Шмитт


@темы: цитаты

Томление духа

главная